Майкл Чабон - страница 42

Майкл Чабон - страница 42

12

С остро заточенной «тикондерогой» за ухом и свежайшим желтоватым адвокатским блокнотом, прижатым к груди, Сэмми забрался к Розе в кровать. На нем была жесткая хлопчатобумажная пижама (белоснежная в узкую лимоновую полоску с диагональным узором из Майкл Чабон - страница 42 золотых оленьих голов), к которой прилип сладковатый парной запах Розиного утюга. Обычно Сэмми складывал в конверт их кровати обонятельную транскрипцию собственного денька в городке – шикарную запись «виталиса», «пэлл мэлла», германской горчицы, кисловатый Майкл Чабон - страница 42 отпечаток собственного конторского стула с кожаной спинкой, опаленные четверть дюйма кофейного фильтра на деньке их общего кофейника в компании. Но сейчас вечерком он принял душ, а поэтому его щеки и гортань отдавали Майкл Чабон - страница 42 острым мятным запахом «лайфбуя». Свою сравнимо маленькую тушу Сэмми переместил с пола спальни на поверхность кровати со полностью обыденным речитативом охов и крехов. Роза не раз интересовалась, нет ли какой то Майкл Чабон - страница 42 общей либо особенной предпосылки для настолько поразительно музыкальных представлений, но ее никогда не было. Стоны Сэмми или являли собой некоторый невольный музыкальный отклик на эффекты гравитации вроде «пения» неких в особенности обильно пропитанных Майкл Чабон - страница 42 влагой скал, производимое первыми столбиками утреннего солнца, про которое Роза как то читала в «Риплис», или оказывались просто неминуемым высвобождением всех дневных разочарований после пятнадцати часов кропотливого их игнорирования и угнетения. Потом Майкл Чабон - страница 42 Роза подождала окончания сложного процесса, средством которого Сэмми обычно создавал всеобъятную реорганизацию слизи у себя в горле и в легких. В конце концов она ощутила, как он устраивает поудобнее свои Майкл Чабон - страница 42 увечные ноги и разглаживает на их покрывала. Тогда Роза перекатилась на бок и оперлась о руку.

– Ну что? – спросила она.

Беря во внимание все, происшедшее за тот денек, на ее вопрос была Майкл Чабон - страница 42 целая уйма различных ответов. К примеру, Сэмми мог сказать: «Очевидно, наш отпрыск все таки не просто маленький прогульщик, извращенный комиксами молодой правонарушитель прямиком из самых ярчайших глав „Совращения невинных“». Либо в тысячный раз с Майкл Чабон - страница 42 обыкновенной консистенцией удивления и враждебности увидеть: «Ну твой палаша и фрукт!» Либо выдать то, что страшилась и страстно вожделела услышать Роза: «Ну что ж, он наконец то к для тебя вернулся Майкл Чабон - страница 42».

Но Сэмми всего только в последний раз фыркнул и произнес:

– Мне понравилось.

Роза еще чуть чуть приподнялась на локте.

– Правда?

Сэмми кивнул, складывая руки за головой.

– Хотя все это очень раздражает, – продолжил Сэмми Майкл Чабон - страница 42, и Роза вдруг сообразила: она всегда знала, что получит конкретно таковой ответ, либо, точнее, что конкретно такую линию поведения наверное выберет Сэмми, чтоб включить туда ответ на открытое предложение Розы наполнить ее Майкл Чабон - страница 42 ужасом и томлением. Как обычно, Роза беспокоилась о его оценке собственной работы, также была признательна Сэмми за то, что он еще хоть на короткий срок решил придерживаться старенького календаря, пусть Майкл Чабон - страница 42 даже прискорбно изобилующего лакунами и просчетами. – Похоже, Бомба и впрямь Другая Дама.

– Бомба сексапильна.

– Именно это и раздражает. Но больше всего раздражает то, что ты смогла такое придумать.

– Кто бы гласил.

– Ты придала Майкл Чабон - страница 42 Бомбе фигуру. Дамские очертания.

– Все взято прямо из «Всемирной книги» Томми. Я ничего не придумывала.

Сэмми закурил сигарету, а потом стал глядеть на спичечную головку, пока она не догорела практически до его Майкл Чабон - страница 42 пальцев. Тогда он потряс ее и погасил.

– Он безумный? – спросил он потом.

– Томми либо Джо?

– Ведь он последние 10 лет вел потаенную жизнь. Я желаю сказать, практически по настоящему. Личины. Псевдонимы. Он произнес Майкл Чабон - страница 42 мне, что только дюжина людей знала, кто он таковой. И никто не знал, где он живет.

– А кто знал?

– Компашка тех фокусников. Как раз там Томми в первый раз его и увидел. В Майкл Чабон - страница 42 задней комнате у Таннена.

– В «Магической лавке» Луиса Таннена, – произнесла Роза. Сейчас ей стала понятна причина настолько сильной привязанности Томми, которая всегда ее раздражала, к этому ничтожному шкафу очевидных Майкл Чабон - страница 42 фокусов и всякого вздора. У самой Розы каждый визит в эту лавку оставлял гнетущее чувство. «Похоже, это место прямо таки его завораживает», – увидел в один прекрасный момент ее отец. Сейчас же Роза прокралась назад Майкл Чабон - страница 42 по тому отрезку ереси, который Томми за 10 последних месяцев растянул. Аккуратненько написанные прейскуранты – сплошь поддельные. Может быть, поддельным был и сам энтузиазм Томми к магии. А безупречная имитация ее подписи на Майкл Чабон - страница 42 тех страшных оправдательных записках, которые стряпал Томми? Ясное дело, эти подписи ставил конкретно Джо. Даже собственная подпись Томми была корявой и неуверенной – рука по прежнему достаточно гнусно ему подчинялась. Почему же ей ранее Майкл Чабон - страница 42 не приходило в голову, что мальчишка нипочем не сумеет сработать такую подделку? – Они к нам колоссальную ловкость рук применили. А эта наглазная повязка была… как там Джо обычно такое называл?

– Неправильное Майкл Чабон - страница 42 указание.

– Ложь, чтоб покрыть ересь.

– Я спросил Джо насчет Орсона Уэллса, – произнес Сэмми. – Он знал.

Роза молчком указала на пачку сигарет, и Сэмми их ей передал. Сейчас она, скрестив ноги, посиживала лицом Майкл Чабон - страница 42 к нему. В животике у Розы болело – все это были нервишки. Нервишки – а еще удар скопленных за многие годы фантазий, которые в один момент упали, опрокидываясь одна за другой, точно ряд раскрашенных костяшек Майкл Чабон - страница 42 домино. Каким она только Джо для себя не представляла. Сбитым проносящимися грузовиками на безлюдной дороге, утопленным в дальних бухтах Аляски, застреленным ку клукс клановцами, лежащим в ящике с ярлычком где нибудь в морге Майкл Чабон - страница 42 на Среднем Западе, убитым во время тюремного мятежа, также в бессчетных самоубийственных положениях от повешения до выбрасывания из окна. Роза ничего не могла с этим поделать. У нее было катастрофическое воображение Майкл Чабон - страница 42; аура неизбежного рока затемняет даже самые солнечные ее работы. Роза додумывалась, что в истории исчезновения Джо каким то образом находится насилие (хотя неверно считала, что оно лежит не сначала, а в самом конце Майкл Чабон - страница 42). Приходило все в большей и большей степени вестей о самоубийствах (проистекавших от «комплекса вины уцелевшего», как это окрестили) посреди более везучих родственников тех, кто умер в концлагерях. Каждый раз Майкл Чабон - страница 42, как до Розы доходил слух либо когда ей впрямую ведали о схожем случае, она не могла удержаться от мысленного лицезрения того, как Джо совершает над собой точно такое же действие, теми же самыми средствами Майкл Чабон - страница 42; как правило это бывали пилюли либо стршная драматичность газа. И каждый газетный отчет о чьем то несчастье в местных краях (не дальше как вчера Роза прочитала о мужчине, который упал с морского утеса Майкл Чабон - страница 42 на краю Сан Франциско) она перерабатывала в картину с Джо во главе. Безобразия медведей, нападения пчел, кувырок автобуса, полного школьников (естественно, Джо посиживал за рулем), – все эти действия видоизменяла память Майкл Чабон - страница 42 о нем. Никакая катастрофа не бывала очень необычной либо совершенно уж, казалось бы, неприложимой, чтоб Розе не удавалось воткнуть туда Джо. И она уже пару лет жила с каждодневной болью познания (четкого Майкл Чабон - страница 42 познания!) о том, что, отбрасывая в сторону все фантазии, Джо уже никогда не возвратится домой. Но сейчас Розе что то никак не удавалось ухватить максимально обычный идеи о том, что Джо Майкл Чабон - страница 42 Кавалер (потаенная жизнь и все такое прочее) дремлет на кушетке в ее гостиной, под старенькой вязки шерстяным пледом Этели Клейман.

– Нет, – произнесла Роза. – Я не думаю, что он безумный. Понимаешь? Я просто не знаю, существует Майкл Чабон - страница 42 ли какая то здравая реакция на то, что ему… на то, что случилось с его семьей. Вот наша реакция, твоя и моя… ты встаешь, идешь на работу, выходишь в воскресенье Майкл Чабон - страница 42 во двор, играешь там с ребенком. Как это здраво? Как здраво просто продолжать ввинчивать лампочки, отрисовывать комиксы и проделывать всю ту же старенькую ересь, будто бы ничего не случилось?

– Уместное замечание Майкл Чабон - страница 42, – отозвался Сэмми, всем своим тоном выражая серьезную незаинтересованность в данном вопросе. Подтянув ноги к груди, он пристроил на их адвокатский блокнот. Карандаш заскреб по бумаге. С этим разговором Сэмми окончил. Обычно, они с Розой старались Майкл Чабон - страница 42 избегать вопросов типа «Насколько мы разумны?» либо «Имеет ли наша жизнь хоть какой то смысл?». Потребность уклонения от схожих вопросов была максимально остра и явна для их обоих.

– Это еще что? – поинтересовалась Майкл Чабон - страница 42 Роза.

– «Странная планета». – Сэмми даже не поднял карандаша от блокнота. – Юноша изучит галактику. Наносит на карту далекие рубежи. И вот он приземляется на одну планетку. – Продолжая гласить, Сэмми даже не Майкл Чабон - страница 42 смотрел на Розу и не прерывал неизменного продвижения по линованным строкам курсивных печатных буковок, таких ровненьких и кропотливых, как будто у него была не рука, а пишущая машинка. Он обожал проговаривать Розе Майкл Чабон - страница 42 сюжеты, причесывая в осторожные косички все то, что одичавшими пучками росло у него в голове. – Находит там огромный золотой город. Ничего схожего на все, что он лицезрел ранее. А он сильно много Майкл Чабон - страница 42 чего лицезрел. Города улья Денеба. Лилейные городка Лиры. Люди на той планетке 10 футов ростом, красивые золотистые гуманоиды. Выскажемся так – у их огромные крылья. Они гостеприимно приветствуют астронавта Джонса. Демонстрируют ему местные Майкл Чабон - страница 42 достопримечательности. Но все таки у их что то такое на мозгах. Они встревожены. Испуганы. Есть там одно здание, один здоровенный дворец, который ему не позволено узреть. И вот в один прекрасный момент ночкой Майкл Чабон - страница 42 наш юноша пробуждается в собственной расчудесной, просторной постели, а весь город дрожит. Он слышит страшный рев, как будто буйство какого то огромного страшного зверька. Крики. Странноватые электронные вспышки. Вся эта жуть Майкл Чабон - страница 42 идет из дворца. – Сэмми загнул заполненную страничку наверх, аккуратненько ее разгладил. Потом продолжил: – На последующий денек все ведут себя так, будто бы ничего не случилось. Молвят, что ему, должно быть, приснилось. Понятное Майкл Чабон - страница 42 дело, наш юноша должен все узнать. Ведь он же исследователь. Это его работа. Так что он пробирается в тот огромный заброшенный дворец и осматривается. В самой высочайшей башне, в целой миле над планеткой, он Майкл Чабон - страница 42 наталкивается на некоторого гиганта. 20 футов в вышину, массивные крылья, золотистый, как и все другие, но с лохматыми волосами и большой длинноватой бородой. В цепях. В циклопических атомных цепях.

Роза терпеливо ожидала, пока Майкл Чабон - страница 42 Сэмми ожидал ее вопроса.

– И что? – в конце концов осведомилась она.

– Мы в раю – на этой самой планетке, – произнес Сэм.

– Не уверена, что я…

– Это Бог.

– Очень отлично.

– Бог безрассуден. Он утратил рассудок Майкл Чабон - страница 42 приблизительно млрд лет тому вспять. Как раз перед тем, как Он это самое… ну, сделал вселенную.

Сейчас уже установилась очередь Розы сказать:

– Мне понравилось. И Он… что? Нужно считать. Он съедает Майкл Чабон - страница 42 нашего астронавта?

– Съедает.

– А сначала очищает его как банан.

– Угу. Хочешь это нарисовать?

Роза протянула руку и положила ладонь Сэмми на щеку. Щека была теплая и все еще росистая от душа Майкл Чабон - страница 42, а щетина приятно скреблась под кончиками пальцев. Роза задумалась, как издавна она уже не касалась его лица.

– Сэм, брось, – произнесла она. – Остановись на минуту.

– Мне необходимо все это записать.

Роза потянулась Майкл Чабон - страница 42 к карандашу и приостановила его механическое продвижение. Какое то время Сэмми с ней боролся; послышалось легкое потрескивание щепочек, и карандаш начал гнуться. А позже сломался точно в центре. Роза дала Сэмми свою половинку. Узкая сероватая Майкл Чабон - страница 42 трубочка графита блестела, точно ртуть в указателе температуры.

– Скажи, Сэмми, как ты его высвободил?

– Я уже произнес.

– Мой отец позвонил матушке мэра, – произнесла Роза. – Которая способна манипулировать всей системой уголовного судопроизводства Майкл Чабон - страница 42 Нью Йорка. Что она и сделала из глубочайшей любви к Рене Магриту.

– Надо считать.

– Чушь.

Сэмми пожал плечами, но Роза точно знала, что он ей лжет. Он уже многие годы беспрерывно ей Майкл Чабон - страница 42 врал, при этом с ее одобрения. Шла одна беспрерывная ересь, глубочайший род ереси, какой только вероятен в браке, – тот, о котором никогда не будет нужно говорить, так как тебя никогда не спросят. Но Майкл Чабон - страница 42 временами малые айсберги вроде такового вот отламывались и дрейфовали прямо по курсу – докладные записки о девственном материке их жизни, белоснежные пятна на их картах.

– Как ты его высвободил? – спросила Майкл Чабон - страница 42 Роза. Еще никогда она не бывала так напориста, пытаясь вытянуть из него правду. Иногда она ощущала себя совершенно как героиня Ингрид Бергман в «Касабланке» – замужем за человеком со связями в подполье. Ересь Майкл Чабон - страница 42 служила в равной мере и для его, и для ее защиты.

– Я побеседовал с арестовавшим его офицером, – произнес Сэмми, внимательно на нее смотря. – С детективом по фамилии Либер.

– Значит, ты с ним побеседовал.

– Он показался Майкл Чабон - страница 42 мне очень славным парнем.

– Какая фортуна.

– Мы сейчас сходим на ленч.

За последнюю приблизительно дюжину лет Сэмми временами прогуливался на ленч с дюжиной различных парней. В дискуссиях изредка упоминались какие либо Майкл Чабон - страница 42 фамилии; обычно эти мужчины проходили просто как Боб, Джим, Пит либо Дик. Иногда один таковой возникал где то на самой кромке сознания Розы, болтался там месяцев 6 в году, смутная смесь намеков Майкл Чабон - страница 42 на курс каких то акций, различных воззрений и престижных шуточек, после этого исчезал так же стремительно, как и возникал. Роза всегда допускала, что эти дружеские связи Сэмми – единственные дела со времен вступления Джо в Майкл Чабон - страница 42 ряды ВМФ, которые заслуживали такового наименования, – заходили не далее ленча за столиком у ля Мармитона либо у Лорена. Таково было одно из ее базовых притворств.

– Тогда, может быть, папаша сможет посодействовать для Майкл Чабон - страница 42 тебя и с той Сенатской комиссией, – представила Роза. – Ручаюсь, Эстес Кефовер – сумасшедший фанат Макса Эрнста.

– Может, нам и самого Макса Эрнста стоит привлечь, – произнес Сэмми. – Мне будет нужно вся помощь Майкл Чабон - страница 42, какую я только смогу заполучить.

– Они что, всех туда созывают? – спросила Роза.

Сэмми помотал головой. Он старался не смотреться очень обеспокоенным, но Роза ясно лицезрела, что он обеспокоен.

– Я кое кому позвонил Майкл Чабон - страница 42, – произнес Сэмми. – Как всем понятно, туда призывают только нас с Гейнсом.

Билл Гейнс был издателем и верховным понтификом «Энтертейнмент Комикс». Неопрятный, но наиумнейший юноша, он был в той же мере возбудим и Майкл Чабон - страница 42 говорлив, что и Сэмми – когда речь шла о работе. Как и Сэмми, Гейнс лелеял определенные амбиции. Его комиксы имели литературные претензии и силились отыскать читателей, которые оценили бы их иронию, юмор Майкл Чабон - страница 42, также причудливо благочестивую марку либеральной морали. Они также ставали шокирующе жуткими. Там изобиловали расчлененные трупы и кровавые раны. Жуткие люди делали ужасные вещи со своими кошмарными возлюбленными и друзьями. Розе никогда не нравился Майкл Чабон - страница 42 ни сам Гейнс, ни его комиксы, хотя она любила Бернарда Кригштейна, 1-го из постоянных живописцев «Э. К.», элегантного и утонченного как в собственных работах, так и в личном общении, также отважного манипулятора панелями Майкл Чабон - страница 42.

– Знаешь, Сэм, – произнесла Роза, – некие твои материалы катастрофически горячи. Дьявольски близки к разумному лимиту.

– Речь тут может идти не только лишь о закалывании кинжалами и вивисекции. – Здесь Сэмми провел языком Майкл Чабон - страница 42 по пересохшим губам. – По последней мере, не только лишь об этом.

Роза ожидала продолжения.

– Там… в общем, там, в «Совращении невинных», есть вроде как целая глава.

– Правда?

– Скажем, часть главы. Несколько страничек Майкл Чабон - страница 42.

– И ты мне никогда об этом не говорил?

– Ты же сама произнесла, что не станешь читать окаянную галиматью. Вот я и прикинул, что ты просто не хочешь знать.

– Я спросила, не упоминал ли доктор Майкл Чабон - страница 42 Вертхам о для тебя. Ты произнес… – Она попробовала вспомнить, что все-таки он в точности произнес. – Ты произнес, что поглядел в именной указатель, и там тебя не было.

– Речь не об Майкл Чабон - страница 42 имени, – произнес Сэмми. – Я не это имел в виду.

– Понятно, – произнесла Роза. – А сейчас выясняется, что там про тебя целая глава.

– Там не лично обо мне. Там даже мое имя не упомянуто. Там Майкл Чабон - страница 42 просто трепотня о рассказах, которые я написал. «Дровосек». «Ректификатор». Но не только лишь про мои рассказы. Там много про Бэтмена. И Робина. Есть мало про Чудоженщину. И про то, что она Майкл Чабон - страница 42 самую малость… ну, незначительно «мужик в юбке».

– Угу. Понятно. – Все об этом знали. Конкретно это делало их особую тайну, их ересь, настолько иронической. Все оставалось невысказанным, лишенным вызова, и тем наименее никто Майкл Чабон - страница 42 не был околпачат. По всей окружении прогуливались слухи; Роза никогда их толком не слышала, но иногда могла почувствовать их присутствие, почуять, как они канителят в гостиной, куда они с Сэмом только-только Майкл Чабон - страница 42 вошли. – А сенат США знает, что конкретно ты писал эти рассказы?

– Сильно сомневаюсь, – ответил Сэмми. – Все шло под псевдонимом.

– Ну, тогда…

– Тогда все у меня будет отлично. – Сэмми опять потянулся к блокноту, а потом Майкл Чабон - страница 42 обыскал выдвижной ящик тумбочки в поисках еще одного карандаша. Но когда он опять оказался под покрывалами, то просто стал там посиживать, постукивая кончиком старательной резинки по блокноту.

– Как думаешь, сумеет он хоть Майкл Чабон - страница 42 быстро остаться? – в конце концов спросил Сэмми.

– Нет. Угу. Может быть. А мы желаем, чтоб он остался? – спросила Роза.

– Ты все еще его любишь? – Сэмми в прокурорском стиле попробовал застать Майкл Чабон - страница 42 ее врасплох. Но Роза еще пока не была готова входить так далековато, также тыкать так глубоко в угольки ее любви к Джо.

– А ты? – спросила она в ответ, а позже, до того Майкл Чабон - страница 42 как Сэмми успел начать серьезно принимать вопрос, продолжила: – Ты все еще меня любишь?

– Сама знаешь, что люблю, – немедля ответил Сэмми. Она это и правда знала. – Нечего было и спрашивать.

– А для тебя нечего было Майкл Чабон - страница 42 и гласить, – произнесла Роза и поцеловала супруга – коротким, сестринским поцелуем. Потом она выключила свою лампочку и отвернулась лицом к стене. Поскребывание карандаша возобновилось. Роза закрыла глаза, но расслабиться не смогла. Ей не Майкл Чабон - страница 42 потребовалось много времени, чтоб осознать – она напрочь забыла одно, о чем ей хотелось побеседовать с Сэмми: Томми.

– Он знает, что ты его приемный отец, – произнесла Роза. – Джо так гласит. – Карандаш Майкл Чабон - страница 42 застыл. Роза продолжала лежать лицом к стене. – Он знает, что его реальный отец – кто то другой. Он только не знает, кто.

– Значит, Джо ничего ему не гласил.

– Разве бы он стал?

– Нет Майкл Чабон - страница 42, – произнес Сэмми. – Думаю, не стал бы.

– Пойми, Сэм, мы вынуждены огласить ему правду, – произнесла Роза. – Время пришло. Пора.

– Сейчас я работаю, – произнес Сэмми. – И больше не собираюсь об этом говорить.

Из долгого опыта Роза Майкл Чабон - страница 42 знала, что так оно и будет. Разговор официально подошел к концу. И она практически не успела ему ничего сказать! Положив ладонь на теплое плечо Сэмми, Роза кратковременно ее там оставила. Снова Майкл Чабон - страница 42 был крохотный шок от припоминания прохлады его кожи на ощупь.

– А ты? – спросила Роза как раз перед тем, как наконец то отплыть в сон. – Ты то еще хоть быстро останешься?

Если Майкл Чабон - страница 42 ответ и последовал. Роза его уже не услышала.



magiya-sverhestestvennoe-i-ekstrasensornoe-vospriyatie-1-izmenenie-bessoznatelnogo.html
magma-i-magmooobrazovanie-uchebnoe-posobie.html
magmatic-segregation-deposit-sm-magmatic-ore-deposit-4-glava.html