Майкл Чабон - страница 37

Майкл Чабон - страница 37

5

Все началось (если не получило продолжение) с «Чудо ящика Последнего Демона».

Третьего июля, в денек его одиннадцатилетия, отец Томми сводил его на «Историю Робин Гуда» в «Критерионе». Они также позавтракали в «Автомате Майкл Чабон - страница 37» и навестили воспроизведенный в библиотеке на 40 2-ой улице музей квартиру Шерлока Холмса, дополненный неоткрытыми письмами, адресованными известному сыщику, туфлей с загнутым носком, полной табаку, отпечатком лапы Собаки Баскервилей, также чучелом огромной крысы с Суматры Майкл Чабон - страница 37. Все это Томми попросил ему организовать взамен обыденного праздничка по поводу денька рождения. Юджин Бегельман, единственный друг Томми, по окончании 4-ого класса переехал во Флориду, и Томми не испытывал ни мельчайшего желания Майкл Чабон - страница 37 заполнять гостиную Клеев дергаными, угрюмыми, без конца закатывающими глаза парнями, чьи предки из почтения к его родителям принудили бы их туда придти. Томми был одиноким мальчуганом, непопулярным как посреди учителей, так Майкл Чабон - страница 37 и учеников. Он все еще спал в обнимку с чучелом бобра по кличке Бакки. В то же самое время Томми гордился – прямо до оборонительно воинственной позы – собственной обособленностью от мира обыденных деток Блумтауна, глуповатых Майкл Чабон - страница 37, веселых и завидно старательных. Потаенна его реального отца, который – как Томми решил, расшифровывая подслушанные намеки и торопливо замятые ремарки его родителей и бабушки до ее погибели, – был бойцом, погибшим в Европе Майкл Чабон - страница 37, сразу служила источником завышенного самолюбия и горьковатой тоски. Да, этой величавой способности Томми оказался лишен, но все же она могла быть предоставлена только ему. Он всегда симпатизировал тем юным героям романов, чьи предки Майкл Чабон - страница 37 погибали либо кидали их (как как будто бы желая посодействовать им выполнить свое единственное назначение в качестве будущих царей либо пиратских вожаков, так и из общей истязающей беспощадности к детям всего Майкл Чабон - страница 37 мира). Томми не испытывал ни мельчайших колебаний, что схожая судьба ожидает и его – может быть, в каких нибудь марсианских колониях либо на плутониевых рудниках пояса астероидов. Томми был немного пухловат и вприбавок очень Майкл Чабон - страница 37 невысок для собственного возраста. Многие годы он служил мишенью полностью стандартной детской беспощадности, но его молчаливость заодно с идеально средней учебой в школе обеспечили Томми определенную степень неопасной незримости. Так Майкл Чабон - страница 37 что с течением времени он захватил для себя право вполне исключать себя из обыденных театров подростковой стратегии, сопряженной со ужасом, куда входили фортуны на спортплощадках, безпрерывно протекающие игры с переворачиванием карт, Хэллоуин Майкл Чабон - страница 37, бассейн и празднование дней рождения. Все перечисленное Томми заинтересовывало, но он воспретил для себя об этом хлопотать. Если Томми не мог узреть, как за его здоровье пьют в огромной пиршественной зале средневекового замка, обшитой Майкл Чабон - страница 37 крепчайшим дубом, полной запахов оленины и зажаренного на вертеле кабана, как там в его честь сдвигают кружки дюжие лучники и остальные авантюристы, тогда денек, проведенный в Нью Йорке вкупе Майкл Чабон - страница 37 с папой, полностью мог ему подойти.

Самым основным, главным элементом праздничка, но, был визит в «Магическую лавку» Луиса Таннена, что на западной 40 2-ой улице, где Сэмми предстояло приобрести Томми подарок ко деньку рождения Майкл Чабон - страница 37: «Чудо ящик Последнего Демона». Ценой аж в $17,95, Чудо ящик следовало считать очень щедрым даром со стороны родителей Томми, но они с самого начала проявляли восхитительную снисходительность в отношении его недавнешнего энтузиазма к магии Майкл Чабон - страница 37, будто бы этот самый энтузиазм согласовывался с некоторым потаенным маршрутом, на уровне мыслей проложенным ими для Томми.

Вся эта волшебная каша заварилась с того времени, как отец Юджина Бегельмана возвратился из Майкл Чабон - страница 37 деловой поездки в Чикаго с продолговатой коробкой цвета игральных карт, которая, как говорила надпись на наклейке, содержала внутри себя «все нужное, чтоб Удивить и ПОРАЗИТЬ твоих друзей и сделать ТЕБЯ сердечком хоть Майкл Чабон - страница 37 какой вечеринки». Естественно, у Томми такая программка ничего, не считая издевки, не вызвала, но после того, как Юджин принудил чуть ли не целое крутое яичко быстро пропасть, также практически смог вынуть из предположительно Майкл Чабон - страница 37 самого обыденного дамского чулка достаточно вялую искусственную мышку, Томми испытал острое нетерпение. Схожее нетерпение – сжатие в груди, невольное постукивание ногой, надуманная потребность в срочном мочеиспускании, – периодически решительно нестерпимое, находило на него каждый раз Майкл Чабон - страница 37, как он сталкивался с тем, чего никак не мог раскусить. Тогда Томми одолжил у Юджина детский волшебный набор «Об Ракада Бра!», забрал его домой и за один единственный уикенд смог Майкл Чабон - страница 37 освоить все фокусы. Юджин произнес, что он может бросить набор для себя.

Далее Томми пошел в библиотеку и внезапно нашел там дотоле незамеченную им полку книжек по карточным фокусам, фокусам с Майкл Чабон - страница 37 монетками, фокусам с шелками, шарфами и сигаретами. Его ладошки были большими для мальчугана его возраста, а пальцы довольно длинноватыми. Не считая того, у Томми оказалась способность длительно выстаивать перед зеркалом с монеткой и Майкл Чабон - страница 37 спичечным коробком, опять и опять повторяя одни и те же манипуляции, которая изумила даже его самого. Когда он тренировал сокрытие предмета в ладошки с предстоящим его исчезновением, это его прямо таки Майкл Чабон - страница 37 умиротворяло.

Томми не потребовалось много времени, чтоб найти «Магическую лавку» Луиса Таннена. Там не только лишь имелся самый широкий ассортимент разных волшебных аксессуаров на Восточном побережье, в 1953 году все еще неофициальной столице Майкл Чабон - страница 37 проф занятий иллюзионом в Америке. При лавке также существовал некоторый неформальный клуб иллюзионистов, где поколения парней в шелковых шапках, проходящих через город по пути на север, юг либо запад к домам водевилей и бурлесков Майкл Чабон - страница 37, к ночным клубам и театрам варьете всего страны, встречались, чтоб поменяться информацией, поклянчить средств, также удивить друг дружку тонкостями очень артистическими, чтоб растрачивать их на аудиторию из слоноподобных разинь и любителей поскалиться Майкл Чабон - страница 37 над распиленными надвое дамами. «Чудо ящик Последнего Демона» был одним из фирменных трюков мистера Луиса Таннена, долголетним блокбастером. Как лично гарантировал владелец лавки, Чудо ящик размазывал аудиторию (нет, естественно, не аудиторию пятиклассников, только Майкл Чабон - страница 37 и способных, что крутить карты да дуться в стикбол, но, представлял Томми, аудиторию облаченных в смокинги типов, курящих длинноватые сигареты на океанских лайнерах, и дам с гардениями в волосах Майкл Чабон - страница 37) в слой безрассудно озадаченного желе на полу. 1-го его наименования было довольно, чтоб Томми аж задохнулся от нетерпения.

В задней части лавки, как Томми заметил в 1-ые же свои визиты к Таннену, имелись две двери Майкл Чабон - страница 37. Одна, выкрашенная в зеленоватый цвет, вела в кладовую, где хранились железные кольца, трюковые птичьи клеточки и чемоданы с двойным дном. Другая, темная как смоль, обычно бывала закрыта, но иногда Майкл Чабон - страница 37 кто то входил с улицы, здоровался с Луисом Танненом либо одним из продавцов, и проходил в черную дверь, открывая частицу мира по ту ее сторону. Еще бывало, что оттуда кто то выходил, засовывая Майкл Чабон - страница 37 для себя в кармашек 5 баксов либо качая головой от удивления только-только увиденному чуду. Там как раз и находилась именитая задняя комната Луиса Таннена. Томми дал бы все в мире – отказался бы Майкл Чабон - страница 37 от «Чудо ящика Последнего Демона», «Истории Робин Гуда», копии музея квартиры Шерлока Холмса на Бейкер стрит, также «Автомата», – только бы одним глазком заглянуть туда и узреть, как старенькые мастера хватаются поразительными цветами Майкл Чабон - страница 37 собственного искусства. Когда сам мистер Таннен взялся устраивать папе Томми демонстрацию работы Чудо ящика, демонстрируя, что он пуст, засовывая туда семь шарфов, а потом открывая его опять, чтоб показать, что он по прежнему Майкл Чабон - страница 37 пуст, в лавку вошел мужик, произнес «Привет, Лу», после этого направился к задней комнате. Пока дверь раскрывалась и запиралась, Томми успел увидеть нескольких фокусников в свитерах и костюмчиках, стоящих к нему спиной Майкл Чабон - страница 37. Они все следили за другим фокусником, который что то такое проделывал, худеньким мужиком с длинноватым носом. Когда длинноносый поднял голову, улыбаясь только-только проделанному им небольшому фокусу, Томми не увидел в его глубоко Майкл Чабон - страница 37 посаженных очах с томными веками особенного самодовольства. Зато другие фокусники вовсю расхваливали исполненный трюк. Потом печальные голубые глаза длинноносого повстречались с очами Томми. И резко распахнулись. Дверь закрылась.

– Поразительно, – произнес Майкл Чабон - страница 37 Сэмми Клей, доставая бумажник. – Эта штукенция того стоит.

Мистер Таннен передал ящик Томми, и он его взял, но глаза мальчугана по прежнему не отрывались от темной двери. Сфокусировав свои мысли в острый алмазный Майкл Чабон - страница 37 луч, Томми нацелил его на дверную ручку, искренне желая, чтоб она оборотилась. Ничего не вышло.

– Томми? – Томми поднял взор. Отец пристально на него смотрел. Вид у него был немного раздраженный, а в Майкл Чабон - страница 37 голосе звучало фальшивое благодушие. – Осталась в твоем теле хоть капля желания к этой штукенции?

И Томми кивнул, хотя правда от его отца все таки не укрылась. Потом мальчишка поглядел на Майкл Чабон - страница 37 лакированный древесный ящик голубого цвета, по которому он не дальше как вчера вечерком томился с таковой силой, что только за полночь сумел уснуть. Но познание секретов «Чудо ящика Последнего Демона» никогда бы не Майкл Чабон - страница 37 провело Томми через дверь в заднюю комнату Луиса Таннена, где закаленные странствиями мужчины стряпали личные чудеса для собственного меланхоличного наслаждения. Оторвав глаза от Чудо ящика, мальчишка опять поглядел на заднюю дверь. Она Майкл Чабон - страница 37 так и осталась закрытой. «Вот Жук, – с уверенностью пошевелил мозгами Томми, – наверное бы в нее прорвался».

– Классно, папа, – произнес он вслух. – Я просто в экстазе. Спасибо.

Три денька спустя Томми зашел в аптеку Майкл Чабон - страница 37 Шпигельмана расставить там комиксы. Эту работу он проделывал совсем безвозмездно и, как ему казалось, без ведома мистера Шпигельмана. Новые еженедельные комиксы прибывали по понедельникам, и к четвергам, в особенности поближе к концу месяца Майкл Чабон - страница 37, длинноватые ряды проволочных стоек повдоль задней стенки аптеки часто становились сумятицей хаотично расположенных и потрепанных изданий. Почему каждую неделю Томми сортировал комиксы и расставлял их по алфавиту, «Нэшнл» к «Нэшнл Майкл Чабон - страница 37», «И Си» к «И Си», «Таймли» к «Таймли», воссоединяя разлученных членов семейства «Марвел», изолируя в нижнем углу выпуски любовных романов, которые он, пытаясь скрывать данный факт от собственной мамы, вообще то презирал. Понятное дело Майкл Чабон - страница 37, самые центральные стойки Томми резервировал для девятнадцати изданий «Фараона». Не достаточно того, он вел их осторожный подсчет, радуясь, когда Шпигельман распродавал всю партию «Медных кулаков» за неделю, испытывая таинственную Майкл Чабон - страница 37 жалость к папе и сразу стыд за него, когда все 6 экземпляров «Морских рассказов», личного предпочтения Томми, целый месяц лениво лежали нераскупленными на стойке у Шпигельмана. Все перераспределение Томми создавал украдкой, под видом Майкл Чабон - страница 37 пролистывания. Каждый раз, как в аптеку забредал другой парнишка либо мимо бывало пройти мистеру Шпигельману, Томми стремительно и как попало засовывал изъятую им хаотичную стопку вспять, после этого выдавал полностью прозрачный кусок невинного Майкл Чабон - страница 37 насвистывания. Дополнительным средством скрывать свои потаенные библиотекарские потуги (приемущественно произраставшие из преданности папе, но также из прирожденной нелюбви к кавардаку) была трата драгоценного еженедельного десятицентовика на комикс. Томми делал это даже Майкл Чабон - страница 37 невзирая на то, что отец часто приносил домой огромные стопки работ «конкурентов», куда входило много изданий, которых Шпигельман вообщем никогда не брал.

Рассуждая логически, раз уж Томми все равно выкидывал средства на ветер, ему Майкл Чабон - страница 37 следовало брать одно из наименее покупаемых изданий «Фараона» вроде «Фермерских рассказов» либо уже упоминавшейся мореходной книги. Но каждый четверг, когда Томми выходил из Шпигельмана, в руках у него постоянно бывал комикс Майкл Чабон - страница 37 «Эмпайр». Такой был его маленькой, но сумрачный акт неверности папе: Томми любил Эскаписта. Он восторгался его золотистой гривой, его серьезной, периодически назойливой приверженностью правилам добросовестной игры. Еще он был без разума Майкл Чабон - страница 37 от благодушной улыбки Эскаписта, которую тот постоянно носил, даже когда получал по зубам от командира Икс (который с легкостью переквалифицировался из фашистов в коммунисты) либо от 1-го из циклопических прихвостней Цианиды Чертополох. Черное происхождение Майкл Чабон - страница 37 Эскаписта, в мозгах его отца и потерянного дяди Джо, смутно откликалось в воображении Томми чем то глубоко личным. Он прочитывал всю книгу по пути домой от Шпигельмана, шагая нерасторопно, смакуя ее, сознавая о Майкл Чабон - страница 37 скрипе собственных спортивных тапочек по не так давно уложенному тротуару, о подпрыгивающем продвижении собственного тела через тьму, что сгущалась повдоль краев страничек, пока он их переворачивал. Как раз перед тем, как Майкл Чабон - страница 37 завернуть на Лавуазье драйв, Томми швырял книгу в мусорный бак д'Абруццио.

Те участки его прогулки до школы и назад, которые не были окутаны чтением (а кроме комиксов, Томми всасывал научную фантастику Майкл Чабон - страница 37, морские рассказы, Г. Райдера Хаггарда, Эдгара Райса Берроуза, Джона Бьюкена и романы из американской и английской истории) либо с подробными мысленными репетициями полномасштабных волшебных шоу, которыми он в один красивый Майкл Чабон - страница 37 денек возлагал надежды поразить мир, Томми проходил как усложненный Томми Клей, всеамериканский школьник, еще пока никому не узнаваемый в качестве Жука. Жук было прозванием его альтер эго, костюмированного бойца с преступностью, которое появилось в Майкл Чабон - страница 37 один прекрасный момент днем, когда Томми еще обучался в первом классе, и чьи приключения и все более запутанную мифологию он с того времени личным образом протоколировал у себя в голове. Томми изрисовал несколько Майкл Чабон - страница 37 толстых альбомов разными историями Жука, хотя его художественный талант был несопоставим с броским диапазоном его интеллектуальной образности, и получившаяся в итоге путаница графитовых пятен и крошек от старательной резинки всегда приводила его Майкл Чабон - страница 37 в угнетение. Жук вправду был жуком, реальным насекомым – скарабеем (по последней мере, в его сегодняшней версии). И этот самый жук в один прекрасный момент совместно с человечьим ребенком оказался захвачен Майкл Чабон - страница 37 порывом ветра от ядерного взрыва. Невесть как – в этом месте Томми ничего в особенности не уточнял – их природы перемешались, и сейчас мозг и дух жука, вооруженные твердостью жука и его пропорциональной Майкл Чабон - страница 37 силой, населяли четырехфутовое тело мальчугана, что посиживал в 3-ем ряду на уроке у мистера Ландауэра, аккурат под бюстом Франклина Д. Рузвельта. Иногда Томми Жук мог использовать, снова же не очень понятно как Майкл Чабон - страница 37, соответствующие возможности других разновидностей насекомых – к примеру, летать, жалить, прясть шелк. И когда Томми проделывал свои потаенные перестановки на стойках у Шпигельмана, это всегда облекалось в загадочною мантию Жука – усики вытягивались и напрягались, фиксируя Майкл Чабон - страница 37 мельчайшие намеки на приближение мистера Шпигельмана, которого Томми в схожей ситуации обычно облачал в одежки скверного Железного Зажима, члена учредителя Галереи Преступников, противостоящей Жуку.

И в один прекрасный момент вечерком, когда Томми Майкл Чабон - страница 37 разглаживал загнутый уголок еще одного выпуска «Странного свидания», случилось нечто необычное. Он в первый раз в жизни ощутил реальное подрагивание чувствительных усиков Жука. Кто то за ним следил. Томми резко обернулся. За вращающимся Майкл Чабон - страница 37 барабаном, оклеенным линзами пятицентовых очков, таился мужик. Как Томми на него поглядел, мужик здесь же отвел глаза и притворился, что все это время рассматривал дрожание розового и голубого света Майкл Чабон - страница 37 на задней стенке лавки. Томми одномоментно вызнал в мужчине того самого фокусника с печальными очами из задней комнаты Луиса Таннена. Он совсем не опешил узреть этого мужчину тут, в аптеке Шпигельмана в Блумтауне Майкл Чабон - страница 37, что на Лонг Айленде; и об этой странности Томми всегда потом помнил. Он даже ощутил – и это также казалось необычным, – что рад узреть этого человека. Еще у Таннена наружность фокусника произвела Майкл Чабон - страница 37 на Томми необыкновенно приятное воспоминание. Он ощутил неизъяснимую любовь к непокорливой гриве темных кудряшек, долговязой фигуре в испачканном белоснежном костюмчике, огромным сочувственным очам. Сейчас Томми принимал эту неожиданную и неприемлимую любовь только Майкл Чабон - страница 37 как 1-ый толчок к узнаванию.

Как мужик сообразил, что Томми вовсю на него глазеет, он бросил свое притворство. Пару мгновений он просто стоял там с поникшими плечами, густо краснея. Казалось, он собирался убегать; об Майкл Чабон - страница 37 этом Томми также помнил потом. Потом мужик улыбнулся.

– Эй, привет, – произнес он. В негромком голосе мужчины слышался легкий акцент.

– Привет, – отозвался Томми.

– Меня всегда заинтересовывало, что в этих склянках держат. – Мужик Майкл Чабон - страница 37 указал на витрину лавки, где два стеклянных сосуда, необычные лабораторные стаканы с крышками в форме луковиц, вечно хранили свои галлоны прозрачной воды, подкрашенной соответственно розовым и голубым. Вечерние солнечные лучи, прорезая сосуды Майкл Чабон - страница 37, отбрасывали на заднюю стенку пару пастельных теней.

– Я спрашивал мистера Шпигельмана об этом, – произнес Томми. – Даже два раза.

– И что он произнес?

– Что это его проф потаенна.

Мужик с суровым видом кивнул.

– Мы должны Майкл Чабон - страница 37 ее уважать. – Мужик засунул руку в кармашек и достал оттуда пачку сигарет «Олд Голд». Щелкнув зажигалкой, он закурил сигарету и медлительно вдохнул дым, не спуская глаз с Томми. На Майкл Чабон - страница 37 лице его ясно читалась озабоченность, чего Томми почему то и ждал.

– Я твой дядя, – произнес мужик. – Йозеф Кавалер.

– Я знаю, – отозвался Томми. – Я лицезрел вашу фотографию.

Мужик кивнул и снова затянулся сигаретой.

– Вы придете Майкл Чабон - страница 37 к нам домой?

– Не сейчас.

– Вы живете в Канаде?

– Нет, – ответил мужик. – Я не живу в Канаде. Я мог бы сказать для тебя, где я живу, но только при условии, что Майкл Чабон - страница 37 ты никому не расскажешь ни про мое местожительство, ни про меня самого. Это совсем секретно.

Послышалось песочное поскребывание кожаных подошв по линолеуму. Дядя Джо поднял взор и агрессивно, по взрослому улыбнулся, после этого Майкл Чабон - страница 37 отвел глаза в сторону.

– Томми? – Это был мистер Шпигельман. Он с любопытством рассматривал дядю Джо – не то чтоб недружелюбно, но с энтузиазмом, который Томми расценил как ясно немеркантильный. – Мне кажется, я Майкл Чабон - страница 37 не знаком с твоим товарищем.

– Это… гм… это Джо, – произнес Томми. – Он… он просто мой знакомый. – Вторжение мистера Шпигельмана в проход с комиксами не на шуточку его смутило. И сновидное чувство спокойствия, охватившее Томми Майкл Чабон - страница 37 при неожиданной встрече в аптеке на Лонг Айленде с родным дядей, восемь лет тому вспять исчезнувшим с военного транспорта у побережья Виргинии, здесь же его покинуло. Дома у Клеев Майкл Чабон - страница 37 дядя Джо был величавым «глушителем» взрослых; каждый раз, когда Томми заходил в комнату и все резко смолкали, он точно знал, что они обсуждали дядю Джо. Ясное дело, Томми свирепо изводил собственных родителей на Майкл Чабон - страница 37 предмет хоть какой инфы об этом человеке загадке. Отец обычно отрешался говорить про ранешние годы партнерства, когда родился Эскапист («Знаешь, братишка, меня это вроде как угнетает», – обычно гласил он). Но Сэмми Майкл Чабон - страница 37 иногда был склонен порассуждать о сегодняшнем местонахождении Джо, путях его странствий, вероятности его грядущего возвращения. Подобные рассуждения, но, всегда заставляли отца Томми волноваться. Он тянулся к сигаретам, газете, выключателю радио, к чему угодно, только Майкл Чабон - страница 37 бы оборвать противный разговор.

Большей частью всего, что Томми знал о Джо Кавалере, обеспечила его мама. Конкретно от нее он услышал подробную историю рождения Эскаписта, вызнал о колоссальных состояниях, которые хозяева Майкл Чабон - страница 37 «Эмпайр Комикс» сделали на работе его отца и дяди. Матушка Томми всегда волновалась о деньгах. Утраченное «золотое дно», которым обеспечил бы семью Эскапист, если б их не надули Шелдон Анаполь и Джек Майкл Чабон - страница 37 Ашкенази, практически ее преследовало. «Их просто ограбили», – часто заявляла Роза. Обычно, она выдавала подобные заявления только наедине с Томми, но иногда, когда его отец тоже был рядом, она вытаскивала на свет Майкл Чабон - страница 37 эту грустную главу в истории бизнеса комиксов, в какой дядя Джо некогда играл главную роль, чтоб подкрепить какую то более суровую, более сокрытую идея об их сегодняшней жизни, которую Томми, отчаянно цепляясь за свое детское Майкл Чабон - страница 37 осознание вещей, каждый раз ухитрялся упустить. Выходило так, что его матушка обладала величавым обилием самых увлекательных фактов о Джо. Она знала, в какую школу он прогуливался в Праге, когда и Майкл Чабон - страница 37 по какому маршруту прибыл в Америку, в каких местах Манхэттена ему доводилось жить. Роза знала, какие комиксы он нарисовал, также что Долорес дель Рио произнесла ему одним вешним вечерком 1941 года («Вы танцуете совершенно Майкл Чабон - страница 37 как мой отец»). Матушка Томми знала, что Джо был индифферентен к музыке и любил бананы.

Томми всегда воспринимал поразительную детальность и стойкую яркость мемуаров собственной матушки о Джо как само собой разумеющееся Майкл Чабон - страница 37. Но в один прекрасный момент, прошедшим летом на пляже, ему довелось подслушать разговор матушки Юджина с другой соседкой. Притворяясь спящим, Томми лежал на собственном полотенце и, навострив уши, вбирал в себя негромкий разговор Майкл Чабон - страница 37. За всем тяжело было уследить, но одна фраза запала ему в голову и осталась там на многие следующие недели.

– Она все эти годы несла для него факел, – произнесла Хелен Майкл Чабон - страница 37 Бегельман другая дама. Томми знал, что идет речь о его мамы. Почему то ему сходу пришла в голову фото Джо, одетого в смокинг и демонстрирующего стрейт флэш. Этот снимок Роза воткнула в Майкл Чабон - страница 37 серебристую рамочку и держала на туалетном столике, который она сама смастерила у себя в спальне. Но полный смысл выражения «несла факел» еще несколько месяцев оставался для Томми неясен, пока в один прекрасный момент, сидя дома Майкл Чабон - страница 37 совместно с папой, он не прослушал вступление к песне Фрэнка Синатры «Повешу ка я свои слезы, чтоб просохли». Только тогда Томми поймал смысл, и в тот же миг до него в конце Майкл Чабон - страница 37 концов дошло то, что он всю свою жизнь и так знал. Его мама обожала дядю Джо. Эта информация почему то Томми обрадовала. Судя по всему, она находилась в определенном Майкл Чабон - страница 37 согласии с мыслями, сформированными им насчет взрослой жизни после внимательного чтения рассказов собственной матушки в «Сердечной боли», «Возлюбленном» и «Безумной любви».

Все же Томми по сути совершенно не знал дядю Джо и, смотря Майкл Чабон - страница 37 на него очами мистера Шпигельмана, обязан был признать, что смотрится он вроде как подозрительно, ошиваясь там в мятом костюмчике, с приличной щетиной на подбородке. Завитки волос торчали у него из головы, точно темная Майкл Чабон - страница 37 стружка. Дядя был бледен и повсевременно моргал, как будто он не очень нередко выходил на свет. И почему это ему, Томми, нельзя никому ни о чем поведать? Почему ему не следует поведать всем Майкл Чабон - страница 37 своим знакомым – а в особенности своим родителям, – что дядя Джо наконец то возвратился из собственных странствий? Ведь это такие колоссальные анонсы. Если позже выяснится, что Томми скрывал их от Майкл Чабон - страница 37 мамы и отца, ему точно нагорит.

– Это мой… гм… – заикался Томми, видя, как в мягеньких голубых очах мистера Шпигельмана все острее проглядывает недоверие. – Мой… – Он уже собирался сказать «двоюродный дядя» и даже подумывал предварить эту Майкл Чабон - страница 37 информацию мелодраматическим эпитетом «давно потерянный», но здесь вдруг ему в голову пришел куда более увлекательный сюжетный поворот: разумеется, дядя Джо специально пришел его разыскать. Настал момент, когда их глаза Майкл Чабон - страница 37 повстречались над прилавком «Магической лавки» Луиса Таннена, после этого Джо некоторое количество дней так либо по другому смотрел за Томми, изучал его привычки, даже прогуливался за ним по окружении, дожидаясь комфортного варианта. Какие Майкл Чабон - страница 37 бы предпосылки ни диктовали ему скрывать свое присутствие от остальной семьи, он решил открыться Томми. Было бы тупо и некорректно, помыслил Томми, не уважать такое решение. Герои романов Джона Бьюкена никогда в схожих ситуациях Майкл Чабон - страница 37 правду не выпаливали. Для их добросовестного слова всегда бывало довольно, а осмотрительность они считали наилучшей частью отваги. То же самое чувство мелодраматического клише не позволило Томми обмозговать возможность того, что его Майкл Чабон - страница 37 предки уже все знали о возвращении дяди Джо и просто, как обычно бывало у их с самыми увлекательными новостями, ничего ему не ведали. – Это мой учитель магии, – в конце концов выдал Майкл Чабон - страница 37 Томми. – Я произнес ему, что нам лучше повстречаться в аптеке. Понимаете, все дома тут очень похожи.

– Истинная правда, – подтвердил Джо.

– Учитель магии, – вдумчиво повторил мистер Шпигельман. – Это что то новое.

– Каждому нужен Майкл Чабон - страница 37 учитель, мистер Шпигельман, – произнес Томми. – Все величавые так начинали. – А потом Томми сделал то, что изумило его самого. Он протянул руку и ухватил ладонь собственного дяди. – Что ж, идемте, я покажу вам дорогу. Нужно Майкл Чабон - страница 37 просто считать углы. Вообще то тут не все дома схожи. Есть восемь различных моделей.

Они направились к выходу мимо стоек с комиксами. Здесь Томми вспомнил, что собирался взять летний выпуск Майкл Чабон - страница 37 «Приключений Эскаписта» за 1953 год, но побоялся тем обидеть либо даже разгневать собственного дядю. А поэтому он просто пошел далее, держа Джо за руку. Проходя мимо стойки, Томми невольно посмотрел на обложку «Приключений Эскаписта #54». Эскапист Майкл Чабон - страница 37 со связанными за спиной руками и повязкой на очах стоял у толстого столба лицом к темного вида расстрельной команде. Сигнал к залпу вот вот был должен дать не кто другой, как Майкл Чабон - страница 37 Том Мейфлауэр, что с дьявольским, бешеным лицом стоял, делая упор о костыль и высоко подняв руку. «КАК ТАКОЕ Может быть? – пробовал выкрикнуть Эскапист в мучительно неровном словесном облачке. – МЕНЯ ВОТ ВОТ Майкл Чабон - страница 37 СОБСТВЕННОЕ АЛЬТЕР ЭГО КАЗНИТ!!!»

Томми в высшей степени заинтересовала провокационная иллюстрация, пусть даже он отлично знал, что в итоге, когда прочтешь комикс, ситуация на обложке окажется сном, недоразумением, преувеличением либо даже Майкл Чабон - страница 37 прямой ложью. Он тормознул и свободной рукою принялся нашаривать в кармашке штанов десятицентовик.

Дядя Джо сжал другую его ладонь.

– «Приключения Эскаписта», – произнес он тоном легким и саркастическим.

– Я здесь как раз поглядел, – пробормотал Томми.

– Так Майкл Чабон - страница 37 возьми. – Джо выдернул со стойки четыре последних издания про Эскаписта. – Бери все. Давай. – Он махнул рукою повдоль стенки – жест вышел одичавшим, глаза дяди пылали. – Я куплю для тебя все, какие ты только Майкл Чабон - страница 37 захочешь.

Трудно было сказать, почему, но это экстравагантное предложение испугало Томми. Он начал сожалеть о собственном буканьерском прыжке в неизвестные планы двоюродного дяди.

– Нет, спасибо, – поблагодарил Томми. – Папа мне их Майкл Чабон - страница 37 безвозмездно дает. Все, не считая тех, что от «Эмпайр».

– Да, естественно, – произнес Джо. Потом он кашлянул для себя в кулак, и щеки его побагровели. – Отлично. Тогда только один.

– Десять центов, – произнес Майкл Чабон - страница 37 мистер Шпигельман, грохоча кассовым аппаратом и по прежнему пристально следя за Джо. Получив от Томми десятицентовик, он потом протянул руку.

– Хел Шпигельман, – представился аптекарь. – Мистер…

– Корнблюм, – произнес Джо.

Выйдя на улицу, они встали на тротуаре Майкл Чабон - страница 37 перед аптекой Шпигельмана. Этот тротуар и магазины, что на него выходили, были самым старенькым из всего, построенного в Блумтауне. Они находились тут аж с 20-х годов, когда мистер Ирвин Майкл Чабон - страница 37 Блум еще работал на цементном заводе собственного отца в Квинсе, а во всей окружении не было ничего, не считая картофельных полей и этой крохотной деревушки под заглавием Мантикок, которую Блумтаун издавна подавил Майкл Чабон - страница 37 и вытеснил. В отличие от слепяще свежих тротуаров утопии мистера Ирвина Блума, этот был растрескавшийся, серый, в леопардовых пятнах от годами выплевываемой туда жвачки, окаймленный мехом лонг айлендских сорняков. Впереди тут не было огромной Майкл Чабон - страница 37 автомобильные стоянки, как на Блумтаун плаза; муниципальная трасса номер 24 рокотала мимо. Фасады магазинов были узенькими, витрины часто забраны доской, а карнизы являли собой стршный кавардак телефонных проводов и силовых линий, заросших одичавшим Майкл Чабон - страница 37 виноградом. Томми хотелось поведать про все это дяде Джо. Хотелось передать ему, как истерзанный тротуар, хулиганистые вороны на нагом одичавшем винограде и назойливое жужжание неоновой маркетинговой вывески мистера Шпигельмана заставляли его испытывать Майкл Чабон - страница 37 что то вроде предостерегающей печалься по взрослой жизни, как будто Блумтаун с его плавательными бассейнами, гимнастическими «джунглями», осторожными газонами и зияющими тротуарами представляли собой многоликое и единообразное море самого юношества, откуда этот стареющий Майкл Чабон - страница 37 ломоть деревушки под заглавием Мантикок торчал подобно темному и своенравному острову. Томми ощущал, что ему охото поведать дяде Джо уйму всякой всячины, историю их жизни после его исчезновения, мучительную Майкл Чабон - страница 37 трагедию отъезда Юджина Бегельмана во Флориду, происхождение таинственного Жука. Обычно, из за губительной невнимательности взрослых, Томми не удавалось ничего как надо им разъяснить. Но в очах дяди Джо проглядывала такая пучина терпения, что Томми казалось Майкл Чабон - страница 37 – такому человеку можно все все разъяснить и поведать.

– Вот бы вы сейчас вечерком к нам пришли, – произнес он. – У нас будет мексиканский чили.

– Славно звучит. Твоя матушка всегда отлично готовила.

– Приходите. – В Майкл Чабон - страница 37 один момент Томми ощутил, что нипочем не сумеет сохранить возвращение Джо в тайне от родителей. Вопрос о местопребывании Джо заботил их, сколько Томми себя помнил. Нечестно было бы скрыть Майкл Чабон - страница 37 от их анонсы. Это было бы некорректно. А самое главное, в первый раз лицезрев собственного дядю, Томми немедля ощутил, что этот человек составляет с ними единое целое.  – Вы должны.

– Но я не могу. – Каждый Майкл Чабон - страница 37 раз, как мимо проезжала машина, Джо поворачивался на нее поглядеть, пристально вглядываясь в салон. – Извини. Я пришел сюда узреть тебя, но сейчас я должен идти.

– Почему?

– Потому… так как я Майкл Чабон - страница 37 отвык. Может быть, в последующий раз я приду к для тебя домой, но не на данный момент. – Джо посмотрел на часы. – Мой поезд будет через 10 минут.

Он протянул Томми руку, и они обменялись Майкл Чабон - страница 37 рукопожатием, но потом Томми сам себя изумил и обнял дядю Джо. Запах сигаретного пепла в шершавой ткани дядиного пиджака переполнил сердечко Томми.

– А куда вы на данный момент? – спросил Томми.

– Я не могу для Майкл Чабон - страница 37 тебя сказать. Это было бы нечестно. Я не могу просить тебя хранить мои потаенны. После того, как я уеду, ты скажешь своим родителям, что лицезрел меня, хорошо? Мне все равно. Они не Майкл Чабон - страница 37 сумеют меня отыскать. Но чтоб быть с тобой добросовестным, я не могу сказать для тебя, куда я пищу.

– Я ничего им не скажу, – заверил его Томми. – Богом клянусь, добросовестное слово, не Майкл Чабон - страница 37 скажу.

Джо положил ладошки Томми на плечи и немного его оттолкнул, чтоб они могли глядеть друг дружке в глаза.

– Значит, для тебя нравится делать фокусы?

Томми кивнул. Джо засунул руку Майкл Чабон - страница 37 в кармашек и достал оттуда колоду игральных карт. Карты были французские, марки «Пети фо». Дома у Томми была вточности такая же колода, приобретенная им у Луиса Таннена. Французские карты были меньше размером, и маленькой ладошки Майкл Чабон - страница 37 легче было ими манипулировать. Повелители и дамы имели мрачно ксилографический вид средневековых разбойников. Создавалось воспоминание, будто бы они со своими кривыми клинками и пиками собираются тебя ограбить. Джо ловко изъял Майкл Чабон - страница 37 колоду из броской коробки и вручил ее Томми.

– Что ты умеешь? – спросил он. – Можешь ты сделать пас?

Томми помотал головой, чувствуя, как щеки его разгораются. Невесть как его дядя смог сразу Майкл Чабон - страница 37 выудить главную слабость Томми как карточного манипулятора.

– Они совершенно у меня не получаются, – признался он, угрюмо шурша колодой. – Каждый раз, как в описании фокуса говорится, что нужно сделать пас, я просто его пропускаю.

– Пасы Майкл Чабон - страница 37 сложны, – произнес Джо. – Точнее, делать их просто. Нелегко делать их отлично.

Для Томми, который предназначил две бесплодные недели сначала лета «развороту», «половине», «вееру» и (посреди иных) пасу Шарлье, это была далековато Майкл Чабон - страница 37 не новость. Но ему никогда не удавалось состыковать различные половинки и четвертинки колоды так стремительно, чтоб избежать очевидности головного обмана хоть какого паса – незримой перестановки 2-ух либо более частей колоды. Пасы Томми сразу становились Майкл Чабон - страница 37 приметны даже далековато не самому прозорливому глазу – а если непосредственно, глазу его матушки. Во время последней пробы, до того как донельзя опечаленный Томми раз и навечно забросил пробы отработать пас. Роза Майкл Чабон - страница 37 закатила глаза и произнесла: «Ну да, естественно, если ты будешь вот так половинки менять».

Джо поднял правую руку Томми, оглядел костяшки, после этого, точно хиромант, принялся учить ладонь.

– Я знаю, что Майкл Чабон - страница 37 мне необходимо этому научиться, – произнес Томми. – Но я…

– Пустая растрата времени, – произнес Джо, отпуская ладонь. – Не тревожься о пасах, пока твои ладошки не станут крупнее.

– Что?

– Давай я для тебя покажу.

Дядя взял Майкл Чабон - страница 37 колоду карт, раскрыл ее в гладкий, многоскладчатый веер и предложил Томми избрать оттуда карту. Томми немедля посмотрел на тройку треф, после этого решительно вынул ее из колоды. Потом он до максимума Майкл Чабон - страница 37 сосредоточился на движениях тонких пальцев Джо, твердо преднамеренный засечь пас, когда подойдет время. Джо развел руки ладонями ввысь. Колода как будто бы кувырнулась 2-мя осторожными секциями слева вправо, в подходящем порядке Майкл Чабон - страница 37. А потом, пока пальцы Джо практически рябили фокусническим флером, последовал озадачивающий намек на предстоящий кувырок, настолько лаконичный, что Томми так и остался в недоумении, представил он для себя этот жест либо оказался одурачен Майкл Чабон - страница 37, лицезрев больше того, что произвело умелое анемоновое порхание дядиных пальцев. Сейчас, в статичном положении, казалось, что с картами ровненьким счетом ничего не вышло, не считая обычного и ленивого перемещения колоды с левой ладошки Майкл Чабон - страница 37 на правую. Секунду спустя Томми уже держал в руках карту. Он перевернул ее. Это была тройка треф.

– Ого, – произнес Томми. – Ну и ну.

– Ты лицезрел?

Томми помотал головой.

– Ты не Майкл Чабон - страница 37 лицезрел паса?

– Нет! – Томми не сумел удержаться от легкого раздражения.

– Ах, да, естественно, – произнес Джо с басовым намеком на театральность, – ведь там же не было паса. Это «ложный пас».

– «Ложный пас»?

– Его просто сделать – и Майкл Чабон - страница 37 не очень трудно сделать отлично.

– Но я даже…

– Ты смотрел за моими пальцами. Не смотри за моими пальцами. Мои пальцы врут. Я обучил их катастрофически отлично врать.

Томми это понравилось. Последовал Майкл Чабон - страница 37 резкий рывок за шнур, что привязывал его нетерпеливое сердечко к грудной клеточке.

– А вы не могли бы?.. – начал было Томми, но здесь же замолк.

– Сейчас, – произнес Джо. Зайдя Томми за Майкл Чабон - страница 37 спину, он встал там, протягивая руки вперед, как в один прекрасный момент сделал отец Томми, демонстрируя ему, как завязывать галстук. Потом Джо воткнул колоду в левую руку Томми, необходимым образом располагая его пальцы Майкл Чабон - страница 37, после этого провел его через четыре обычных движения, ряд щелчков и полуоборотов, требовавшихся, чтоб низ колоды оказался сверху. Разделительной полосой при всем этом, ясное дело, служила избранная карта, неприметно зафиксированная самым Майкл Чабон - страница 37 кончиком левого мизинца. Пока дядя стоял сзади Томми, его горьковатое от табака дыхание умеренно овевало голову Томми, пока мальчишка силился произвести подходящий эффект. После 6-ой пробы, пусть даже неспешной и неопрятной, Томми уже сумел Майкл Чабон - страница 37 ощутить, что в итоге у него все получится. И здесь он ощутил странноватое размягчение у себя в животике, чувство счастья, почему то напоминавшее пустой карман в самом центре его нутра, некоторую утрату. Томми Майкл Чабон - страница 37 откинул голову к плоскому животику собственного дяди и заглянул в его перевернутое лицо. Глаза Джо казались смущенными, полными сожаления и волнения; но Томми в один прекрасный момент читал в Майкл Чабон - страница 37 книжке про оптические иллюзии, что все перевернутые лица смотрятся печальными.

Дядя Джо сделал шаг вспять – Томми оступился и чуток было не опрокинулся навзничь. Но он все таки смог устоять на ногах и Майкл Чабон - страница 37 оборотился лицом к дяде.

– Тебе вправду следует научиться делать пас, – произнес дядя Джо. – Пусть даже неверный.



magistratura-zaochnaya-forma-srok-obucheniya-2-goda-3-mesyaca.html
magiya-deneg-i-preodolenie-fundamentalnih-ekzistencialnih-strahov.html
magiya-mesta-i-mesto-dlya-magii.html