Майкл Чабон - страница 25

4

Последнее письмо, приобретенное Джо от матушки, было отправлено из почтового отделения на Островней улице, как того добивался закон, меж часом и 3-мя часами денька. Говорило это письмо последующее (темные полосы в тексте отмечали твердый Майкл Чабон - страница 25 транзит цензорского пера):


Дорогой отпрыск!

Это воистину головоломка, достойная наилучших психиатров, что людская жизнь может быть полностью пустой и в то же самое время доверху полной надежды. После отъезда Томаса нам было Майкл Чабон - страница 25 бы уже незачем жить, если б не сознание того, что он находится на пути к воссоединению с тобой в том счастливом государстве, которое настолько гостеприимно приняло тебя в собственном лоне.

Всем Майкл Чабон - страница 25 нам так отлично, как можно было ждать, беря во внимание неизменные приступы раздражения у Танте Лу [ «Танте Лу» было семейным обозначением нацистского правительства Праги]. Твой дедушка практически на сто процентов оглох на левое Майкл Чабон - страница 25 ухо из за инфекции. Правое ухо также отчасти ему отказало. А поэтому с этого момента он обитает в королевстве дискуссий на завышенных тонах и стойкой имунности к хоть каким аргументам Майкл Чабон - страница 25. Последнее является ценным качеством для сохранения хладнокровия в окружении наших Дорогих Друзей [т. е., семьи Кацев, с которыми Кавалеры разделяли двухкомнатную квартиру], и иногда я склонна серьезно веровать, что папа только притворяется глухим Майкл Чабон - страница 25 – либо, по последней мере, что он преднамеренно организовал для себя глухоту. Моя кисть так до конца и не залечилась – она так никогда и не залечится в отсутствие хххххххххх питания, – и в Майкл Чабон - страница 25 гнусную погоду она совсем никчемна, но в ближайшее время у нас здесь был целый ряд не плохих деньков, и я продолжила работу над «Новым толкованием сновидений» , хотя [? запачканная] бумага доставляет мне ххххххххххх досаду. Мне также Майкл Чабон - страница 25 приходится вымачивать ленты для старенькой пишущей машинки в хххх.

Прошу тебя, Йозеф, не нужно больше волноваться и растрачивать время на пробы выгадать для нас то, чего ты при помощи Майкл Чабон - страница 25 твоих друзей смог достигнуть для твоего брата. Этого довольно. Более чем довольно. Твой покойный отец, как для тебя понятно, мучился приобретенным оптимизмом, но мне и хоть какому, не пораженному непролазной тупостью либо Майкл Чабон - страница 25 тяжеленной глухотой, ясно, что мы хххххххх, также что сегодняшнее положение дел продлится даже подольше, чем хоть какому из нас будет нужно. С этого момента ты должен жить там ради себя, вкупе с твоим Майкл Чабон - страница 25 братом, и отвратить все свои мысли от нас и от ххххх.

Я уже три месяца не получала от тебя ни словечка, и, будучи уверена в том, что ты продолжаешь исправно писать Майкл Чабон - страница 25, я воспринимаю это молчание, пусть даже нечаянное, как некоторый намек. Вероятнее всего это письмо до тебя не дойдет, но если такое все таки случится, тогда, пожалуйста, послушай меня. Я желаю, Йозеф, чтоб ты нас Майкл Чабон - страница 25 запамятовал, раз и навечно нас забросил. Не в твоей натуре так делать, но ты должен. Молвят, что призракам больно навещать живых, и меня истязает идея о том, что наше кислое Майкл Чабон - страница 25 существование помешает для тебя услаждаться собственной юный жизнью. ТЫ должен перевернуть ситуацию, достигнуть того, что по праву для тебя принадлежит, и ты представить для себя не можешь, как я радуюсь, воображая тебя Майкл Чабон - страница 25 стоящим на броской и многолюдной улице в том городке свободы и джазовой музыки. Но для тебя больше нельзя растрачивать ни секунды на заботу о нас, имеющихся в этом городке хххххх! Нет, ни Майкл Чабон - страница 25 при каких обстоятельствах.

Я не стану опять писать для тебя, если только не получу новостей, которых тебя по справедливости нельзя будет лишить. А до того времени ты должен знать, мой мальчишка, что ты в моих Майкл Чабон - страница 25 идей раз в секунду – как наяву, так и во снах (с медицинской точки зрения очень увлекательных).

С любовью, мать


Это письмо лежало в брючном кармашке нового смокинга Джо, когда он заходил в Майкл Чабон - страница 25 кремово золотой главный танцевальный зал отеля «Пьер». Он уже много дней носил его с собой – невскрытым и непрочитанным. Каждый раз, как Джо задерживался, чтоб обмозговать такое свое поведение, он находил Майкл Чабон - страница 25 его совсем шокирующим; но он никогда не задерживался очень навечно. Всплеск чувства вины, не колебался Джо, омывавший радиантные нервишки его солнечного сплетения, когда он вдруг вспоминал о невскрытом письме, был настолько же Майкл Чабон - страница 25 интенсивен, как все то, что он испытал бы, сломав хрупкую печать и выпустив на волю привычно серое смешение дурных снов, голубиных перьев и сажи. Каждый вечер Джо не смотря брал письмо и клал его на Майкл Чабон - страница 25 туалетный столик. А с утра перемещал в кармашек новых брюк. Неточно было бы сказать, что оно лежало там тяжким камнем, затрудняя его продвижение по городку свободы и джаза, либо Майкл Чабон - страница 25 ловило его как кость в горле. Джо было всего 20 лет, и он по уши втюрился в Розу Сакс, на дико схоластический манер двадцатилетнего юного человека в самых мелких подробностях видя вокруг себя свидетельство периодического улучшения Майкл Чабон - страница 25 целого и подтверждение благости сотворения мира. Например, он обожал волосы Розы во всех формах, какие они только воспринимали на ее теле: легкую поросль на верхней губе, пушок на ягодицах, повторяющиеся Майкл Чабон - страница 25 щупики, что тянули друг к другу ее брови в промежутках меж выщипываниями, твердый лобковый ершик, который она позволяла ему выбривать в форме крыльев бабочки, густые, пахнущие дымом кудряшки на голове. Когда Роза работала Майкл Чабон - страница 25 с холстом в собственной комнате на верхнем этаже дома, у нее была привычка в минутки задумчивости стоять подобно цапле на левой ноге и лаского массировать ее огромным пальцем правой, с выкрашенным Майкл Чабон - страница 25 в красно лиловый цвет ногтем. Странноватым образом этот фиолетовый колер заодно с отголоском созерцательной детской мастурбации каждый раз поражали Джо не только лишь собственной красотой, да и глубиной. Пара дюжин полностью обычных детских фото Майкл Чабон - страница 25 – зимний комбинезончик, лошадь, теннисная ракетка, нависающее крыло «доджа» – служила для Джо неистощимым источником удивления, сведений о том, как Роза была до их знакомства, также печалься по поводу того, что на Майкл Чабон - страница 25 данный момент из 10 миллионов минут того черно белого существования с осторожными зубцами по бокам он не обладал ничем, не считая этих небогатых свидетельств. Только приведенные в полную боеготовность эталоны серьезным образом сдержанного и Майкл Чабон - страница 25 разумного нрава удерживали Джо от неизменной трепотни как друзьям, так и незнакомцам про каперсы, которые Роза подкладывала в куриный салат (конкретно так делала ее покойная матушка), кипу сонных слов, что ночь Майкл Чабон - страница 25 за ночкой накапливалась около ее кровати, ландышевый запах ее мыла для рук и тому схожее. Его изображения Джуди Дарк в наимоднейших нарядах и купальных костюмчиках, срисованных из «Вог», также ее крылатого альтер эго в Майкл Чабон - страница 25 обтекаемой формы лифчике и трусиках становились все более рискованными и чувственными – будто бы Лунная Бабочка получила от потаенного совета Самого Секса приращение силы, схожее тому, что в самом начале войны Майкл Чабон - страница 25 было пожаловано Эскаписту. В итоге на неких панелях, приобретших для американских мальчишек воистину сакральную и тотемическую значимость, Бабочка оказалась на грани полной наготы.

Вот так, как будто исполняя просьбу матушки (хотя он Майкл Чабон - страница 25 понятия о ней не имел), Джо отвратил свои мысли от Праги, семьи и войны. Всякий золотой век сущность в той же мере дело забвения, в какой и блаженства. Только когда Джо Майкл Чабон - страница 25 устраивался на заднем сидение такси, лез за бумажником либо задевал стул, следовал шелест бумаги – порханье крыла – призрачный шепоток из дома – и на мгновение его голова поникала от горьковатого стыда.

– Что там такое? – спросила Роза.

Джо Майкл Чабон - страница 25 как раз снял с себя пиджак с приколотой к лацкану отмычкой, собираясь повесить его на спинку стула. Тут то письмо и зашуршало в конверте.

– Ничего, – произнес он. – Хорошо, посиди Майкл Чабон - страница 25 там. Мне необходимо приготовиться.

Джо уже 3-ий раз выступал в «Пьере» и отлично знал тут все свойства. Но он всегда предпочитал издержать 10 минут на новое знакомство с залом и на беглый его Майкл Чабон - страница 25 осмотр. Джо взошел на низкую эстраду, в задней части которой размещались три высочайшие панели, облицованные золочеными зеркалами. Эти панели следовало одну за другой снять и унести вниз по лестнице к боковой части зала Майкл Чабон - страница 25, где они не выдали бы секретов его стола для фокусов. Джо настроил 5 реостатов на средние показания, чтоб свет 5 мощных люстр не оголил его темных шелковых нитей либо неверного дна кувшина. Три хрустальные люстры были Майкл Чабон - страница 25 сейчас задрапированы какой то зеленоватой материей вроде крепа, которой предполагалось представлять водные растения, ибо темой нынешнего званого обеда, согласно программам, разложенным на всех сверкающих тарелках, было «Царство Нептуна». По Майкл Чабон - страница 25 всему залу из ковра торчали необычные фиолетовые наросты, а справа от эстрады высовывался нос с грудастой фигурой из папье маше, принадлежащий погребенному в реальном песке затонувшему галеону. А в самом центре всех этих декораций разевала Майкл Чабон - страница 25 пасть огромная опалесцирующая раковина, из которой, как от всей души возлагал надежды Джо, Леон Дуглас Сакс показаться не планировал. С потолка свисали два манекена с гребешками на восковых грудях и расшитыми блестками Майкл Чабон - страница 25 хвостами хека и палтуса заместо ног. Томные рыболовные сети с обилием древесных поплавков были развешаны на стенках, и в каждой имелся славный улов резиновых морских звезд и омаров.

– А у тебя Майкл Чабон - страница 25 и впрямь таковой вид, как будто ты знаешь, что делаешь, – увидела Роза, следя за тем, как Джо снимает зеркала и регулирует освещение.

– Это самая основная из всех иллюзий Кавалери.

– Еще Майкл Чабон - страница 25 ты очень красивый.

– Спасибо.

– Значит, нас в один красивый денек тоже что то схожее ждет?

– Мы уже не в том возрасте, – ответил Джо, не уделив подабающее внимание вопросу. Потом он спохватился: – А. Ну да.

– Пожалуй Майкл Чабон - страница 25, у нас могли бы родиться девченки.

– Девочкам сейчас тоже такое устраивают. Кто то мне говорил. Только тогда это именуется бат мицвах.

– А ты что предпочитаешь?

– Бах мицвах. Бах либо бух Майкл Чабон - страница 25 – что то в таком роде.

– Ну Джо.

– Да не знаю я, Роза, – буркнул Джо, понимая, что должен кинуть свои занятия и подойти к ней. Но что то в данной теме его Майкл Чабон - страница 25 раздражало, и он ощутил, что внутренне запирается. – Я даже не уверен, желаю ли я вообщем иметь деток.

Вся игривость Розы одномоментно улетучилась.

– Очень отлично, Джо, – произнесла она. – Я тоже не уверена.

– Я только Майкл Чабон - страница 25 желаю сказать, разве на данный момент в мире и впрямь такое время, чтоб мы захотели рождать деток?

– Да да, естественно, – отозвалась Роза. – Все, забудь. – Здесь она зарделась и огладила юбку. – Эти Майкл Чабон - страница 25 фиолетовые горы с виду такие знакомые.

– Мне тоже так кажется.

– Не верю я этому залу, – произнесла Роза. – Знаешь, вообще то я никогда не залезала в Талмуд либо во что то схожее, но трудно Майкл Чабон - страница 25 для себя представить, чтоб они там в Таршише либо где то еще из циклопических раковин выпрыгивали.

– Тем более что они моллюсков не съедали, – увидел Джо.

– А у тебя в свое время такое было Майкл Чабон - страница 25?

– Угу.

– Нет, не было. Вообще то я задумывался. Но нет. Мы были не религиозны.

– Мы не… – с трудом выжал Джо. – Мы на данный момент… – Вид у него был потрясенный. Потом Майкл Чабон - страница 25 он встал и пару раз сжал и разжал кулаки. – Мы… не… религиозны.

– Ага, и мы тоже.

Джо возвратился к стулу, где он повесил собственный пиджак. Потом засунул руку в кармашек, достал оттуда письмо в бледно Майкл Чабон - страница 25 голубом конверте и принялся его рассматривать.

– Почему ты его всюду с собой носишь? – спросила Роза. – Ты его вскрывал? О чем там?

Послышались голоса, и двери танцевального зала распахнулись. Туда вошли музыканты Майкл Чабон - страница 25, а за ними, толкая впереди себя телегу, последовал один из официантов отеля. Музыканты забрались на эстраду и начали открывать футляры собственных инструментов. С некими из их Джо уже работал, и они покивали Майкл Чабон - страница 25 друг дружке, после этого Джо пришлось слушать ошеломленные присвисты и поддразнивания на предмет его нового костюмчика. Положив на место конверт, Джо опять надел пиджак. Потом встряхнул манжетами, огладил волосы и завязал на голове Майкл Чабон - страница 25 шелковую маску. Лицезрев это, музыканты разразились рукоплесканиями.

– Ну? – спросил Джо, делая поворот к Розе. – Как думаешь?

– Очень таинственно, – произнесла Роза. – Очень.

Здесь у двери раздался какой то странноватый, сдавленный возглас, и Майкл Чабон - страница 25 Джо, резко развернувшись, успел только увидеть, как официант в белоснежном пиджаке пулей вылетает из танцевального зала.



maksimalnij-razmer-kreditnogo-riska-banka-mozhet-sushestvenno-varirovatsya-v-zavisimosti-ot-individualnih-riskov-prisushih-konkretnim-aktivam-i-obshim-rinochnim-riskam.html
maksimalno-ispolzovat-izvestnoe-okruzhenie.html
maksimalno-vozmozhnoe-priblizhenie-k-imeyushimsya-v-dannom-obshestve-informacionnim-potokam.html